Меню
10+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

28.05.2021 07:44 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Граница – его школа жизни

Автор: Алексей БАРИНОВ

Александр Васильевич Жуков – один из старейших пограничников, живущих в районе. Служил он на советско-китайской границе с 1969 по 1971 год. Много трудностей пришлось пережить молодому парню в суровом дальневосточном крае. Вместе с тем — это время стало отличной школой жизни.

Детство Александра Васильевича прошло в Инзе. Здесь же он закончил восьмилетнею Китовскую школу, в старших классах учился во второй городской. После школы он уезжает к родственникам в Самарскую область и поступает в Новокуйбышевский нефтехимический техникум. После года учебы, был призван Сызранским военкоматом на срочную службу и отправлен на Дальний Восток.

- Попал я в Хабаровский край, город Бикин, в Бикинский погранотряд, — начал свой рассказ Александр Васильевич. — Проходил там три месяца подготовку. Если в обычных войсках был курс молодого бойца, то у нас — спецподготовка. Затем было распределение, начальник отряда дал мне месяц, чтобы я посоветовался с родственниками и подал рапорт в погранучилище, но я отказался.

После «учебки» молодого пограничника отправляют на заставу в село Лончаково, где в дальнейшем он и проходил службу. Тут и начались пограничные будни, особенно трудные для новобранцев. В обычное время, в нормальном варианте границы, часовые находились на посту по восемь часов. При усиленном варианте – по десять, такой вариант применялся при угрозе провокаций, обычно в дни государственных праздников и особых дат.

Как вспоминает Александр Жуков, они находились в ста километрах от острова Доманского, в то время там случился Советско-китайский пограничный конфликт, в ходе которого было применено оружие, СССР и Китай находились в шаге от войны.

- Службу проходил на реке Уссури, — вспоминает пограничник Жуков. — По её руслу были своеобразные островки, на которых росла трава. В летнее время китайцы там производили сенокос, а в зимний период, когда вставал лед, они забирали сено себе. В результате этого очень много происходило конфликтов. То есть китайцы нарушали границу и переходили на острова, расположенные на нашей территории.

По словам Александра Васильевича, протяженность заставы составляла 35 километров. Правый фланг — 15 и левый — 20. Хоть и служил наш герой поваром, в наряд ходил, как и все, в обязательном порядке. Прошло две недели, отработал на кухне, затем до месяца ходил в караулы. Кроме этого, регулярные стрельбы два раза в день и четыре ночью, подготовка рукопашного боя и самообороны.

- Даже в обычное время пограничник нес на себе многочисленную и нелегкую амуницию, а в зимнее время – еще и шубу до пола, ватники, валенки и другие теплые вещи, — продолжил рассказ Александр Васильевич. — Бойцы вооружались автоматами. Также экипировка включала индивидуальный пакет, сигнальный пистолет на случай проблем со связью, шпагат для связывания возможных нарушителей и другие любопытные предметы. Например, фонарь на аккумуляторе, способный работать восемь часов к ряду.

Для подготовки контрольно-следовой полосы (КСП) пограничники использовали спецтехнику. Вдоль нее устанавливали забор с колючей проволокой под напряжением – при прикосновении к ней срабатывал сигнал, и на место выдвигалась тревожная группа. Поэтому в теплое время года постоянно боролись с травой – стоило мокрой травинке задеть проволоку, происходила «сработка».

- В летний период, когда у нас были напряженные отношения с китайцами, у них было пренебрежение к нам. Когда по реке проходили их военные суда, они всегда расчехляли оружие и направляли на нас, — вспоминает Александр Жуков. – Да, было страшно, но нам нельзя было поддаваться на провокацию и применять оружие. Кстати недалеко от заставы располагался китайский поселок, в зимний период население которого доставало плакаты и выходило напротив нас и нецензурно кричали в нашу сторону, провоцируя на конфликт. Половина наших погранцов стояли на берегу, а вторая половина разгоняла их с нашей территории.

За период службы Александру Васильевичу не раз приходилось ловить китайских перебежчиков, которые нарушили границу. После чего, их отправляли в особый отдел.

- Был у нас один случай, когда китаец перешел нашу границу, — продолжил свой рассказ пограничник Жуков. — Мы его естественно задержали. А у нас на заставе в тот момент был офицер из особого отдела, он с ним сутки беседовал, после чего мы его стали передавать китайцам. С нашей стороны офицер и пограничники, с их двое и тоже погранцы. А нам-то интересно, никогда такой процедуры не видели. Стоим, значит, на берегу, смотрим. Они дошли до середины, переговорили и отдали его своим. Когда китайцы дошли до своего берега реки, они утопили его в прорубе… Как потом выяснилось, так они расправлялись с предателями своей страны, не жалели никого, если убежал через границу, то тебе только одно наказание – смерть.

По словам Александра Васильевича, каждый наряд нес службу на определенном участке и знал определенные места где чаще всего случались попытки пересечения границы. В ночное время службу несли только по берегу реки, а с рассветом уходили на вышку.

За время срочной службы ему еще несколько раз предлгали поступить в погранучилище, но молодому Александру хотелось после службы вернуться домой.

После армии Александр Васильевич восстановился в техникуме и закончил его по специальности техник-механик. Немного поработал на нефтекомбинате в Самарской области, но его потянуло в родные края, и он приехал в Инзу. Устроился на диатомовый комбинат, где проработал год инструментальщиком, потом 12 лет — мастером в цеху. А в 80-х годах устроился преподавателем в филиал Кузовтовского училища.

Александр Васильевич до сих пор преподает только теперь уже в Инзенском техникуме. И пройденная им в молодости жизненная школа помогает воспитывать в студентах лучшие качества, которыми должен обладать любой мужчина.

Много интересного может вспомнить пограничник. И чувствуешь, что воспоминания для него – предмет особой гордости. Ведь, как говорят, пограничников бывших не бывает. Лишь единицам дано право вступить в этот закрытый клуб, в общество тех, кто охранял государственную границу. Девизом советских и российских пограничников были и остаются слова: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.