Меню
12+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

04.02.2014 13:53 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 05 от 31.01.2014 г.

И ЖИВЕТ ПАМЯТЬ О ДОРОГАХ КАБУЛА

Автор: Ольга Смирнова
главный редактор
Перед рейсом. Слева — С. Забродин.
Скромный, молчаливый, но так располагающий к себе Сергей Забродин и в воспоминаниях о своей юности не изменяет себе: «Да – служил… Да – в Афганистане... Как служил? – Да, как и все, особых подвигов за собой не знаю…».

Подвигов, по причине все той же величайшей скромности, Сергей, действительно, сам за собою «не числит». Да, окончил школу в Забалуйке. Затем по направлению военкомата был направлен на учебу в Вешкаймскую автошколу. Водительское дело пришлось парню по душе: устройство автомобиля, а тем более его вождение стали его коньком… Приближавшуюся срочную службу в армии  ждал спокойно: долг Родине отдать – святая мужская обязанность.
А вот о чем в это время думала его мама, Мария Дмитриевна, сказать трудно. Была она особо богата на сыновей – восемеро! Не раз и не два приходилось ей вместе с мужем провожать их в армию, ждать  возвращения, затем встречать.  Но вот уже третий год ровесники ее сыновей уходили на службу в армию, а потом от них прилетели домой весточки, в которых  было пугающее матерей слово «Афганистан». Знала страна и о страшном грузе «200». И рвалось сердце материнское на части в предчувствии, и падало вниз.
А потому, когда весной 81-го Сергей получил повестку из военкомата, а место прохождения новобранцем «учебки» оказалось под Ташкентом, материнское сердце поняло все и сразу. Поняло и «укрепилось» в вере, надежде и мужестве.
В апреле Сергей принял присягу, а уже в мае он на своем ЗИЛ-130 колесил по афганским дорогам.  Их отдельная бригада обеспечения, в состав которой входил  его автобатальон, стояла в самом Кабуле. Но, тем не менее, жили в палатках, на походном положении. Перемена климата, жара, грубая армейская пища, вода делали свое дело. Не менее страшным бичом, чем сами «духи», стал для «срочников» гепатит: он косил парнишек, не разбирая. Особенно страдали уроженцы городов, изнеженные благами цивилизации.  Сельским пацанам, таким, как Сергей, удавалось избегать встречи с этим страшным «зверем».
- Груз у нас был сугубо гражданского назначения: в основном – строительные материалы. Вроде бы, работа, как и везде – крути баранку, да не зевай… — вспоминает водитель Забродин.
Зевать не приходилось! Днем  наши ребята трудились на стройках. С широким оскалом дружелюбия и шумным радушием афганцы встречали их на объектах,  а стоило повернуться к ним спиной или спуститься на землю сумеркам (тем более – ночи), можно было быть уверенным, что находишься под прицелом автомата, что нет никакой гарантии, что под колесами машины или ногами не разорвется фугас.
Около полугода проработал Сергей на ЗИЛе. А затем его как особо опытного и ответственного из числа водителей пересадили за руль трудяги-УАЗа, доверив жизнь начальника политотдела. Рейсов от  этого меньше не стало, напротив, очередной выезд или командировка были порою непредсказуемы, сопряжены с опасностью и риском.
За два года службы Сергея шестеро ребят-водителей из его первого автобатальона полегли на афганских дорогах. Шестерых матери не дождались домой живыми. Не секрет, что сохранность личного состава подразделений в немалой степени  зависела от командующего состава.
Сергей и по сию пору хранит в своей памяти имена всех офицеров, с кем пришлось делить тяготы и опасности тех дней. И все-таки особое место в этом строю занимают  майор Алексеев и полковник Царев. «Разных людей удалось повидать мне за это время. Но Царев – человек особый! – делится своими давними наблюдениями Сергей. -  Строгий, требовательный, взыскательный. Но все это как-то по-отечески… Он к нам, солдатам, относился, как к родным сыновьям. Взыщет – по всей строгости, но и под огонь беззащитными зря не бросит».
В мае 1983-го Сергей демобилизовался. Как с родными, прощался с однополчанами, понимая, что многих из них не встретит уже никогда. А дома ждала мирная жизнь, где были тишина и покой, где не было автоматных очередей, разрывов снарядов, ловушек за соседним углом. И еще одна новость – следующий за ним, седьмой по счету, брат Юрий, призывался на «срочную» и тоже — в Афганистан. Отец, Иван Васильевич, в попытках отвести от семьи страшное испытание обратился в райвоенкомат: не слишком ли много — двое сыновей подряд – и оба в Афганистан? Ответ получил лаконичный: «А кто же, по-вашему, там должен служить?» И еще два года вся семья жила весточками из Афгана, теперь уже – от Юрия. Он на своем БТРе колесил по тем же кабульским дорогам, что и Сергей накануне. Только миссия у него была несколько другой – он нес охрану бензопровода и других  гражданских коммуникаций.
Материнское счастье не изменило Марии Дмитриевне – и второго своего сына-«афганца» она дождалась с той необъявленной войны живым. Разве на сердце ее появилась еще одна незаживающая рана: «а ведь могло бы…».
Как и для всех прошедших через Афганистан, для братьев Забродиных их «срочная» не  закончилась с истекшим сроком службы (следили за событиями  в ДРА, писали друзьям),  а лишь  в    1989-м, когда последний советский солдат покинул эту землю скорби и печали. О былом вчерашнему бойцу напоминают сегодня разве что многочисленные награды, среди которых — Почетная грамота ЦК ВЛКСМ, многочисленные благодарности (и даже  Благодарность от афганского народа), памятные медали.
25-ю годовщину вывода ограниченного контингента советских войск из ДРА Сергей с присущей ему скромностью непременно отметит, возможно – в кругу друзей. Ведь и до сей поры время от времени пылят в его снах афганские дороги, и стоит «под парами» в ожидании полковника Царева армейский УАЗик Забродина.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.