Меню
12+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

07.11.2013 15:50 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 01.11.2013 г.

ПРО МАКОВКУ, ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ И "РАННИЕ" МОРЩИНЫ

Автор: Дмитрий Лукьянов
заведующий отделом общественно-политической жизни
В декабре Инзенский район будет отмечать двухсотлетие со дня рождения Николая Платоновича Огарева. С именем поэта и революционера «малиновый край» связывают принадлежавшие ему в середине девятнадцатого века имение и писчебумажную фабрику в Проломихе. В село, где поэт провел пять лет своей жизни (1850-1855), наш корреспондент отправился в понедельник. Ехать из Инзы до Проломихи минут тридцать, поэтому, чтобы не терять времени даром, попробуем вспомнить, а что мы, собственно, знаем об этом селе? Знаем немало – спасибо местным краеведам.

Итак, образовалась Проломиха в середине семнадцатого века на левом берегу реки Тала. Согласно сохранившимся в центральном архиве документам, поначалу в селе проживало почти двести человек.
При Петре Первом (1723 год) нижегородский купец Маслеников реализует на территории будущего Инзенского района первый, говоря современным языком, инвестпроект – основывает писчебумажную фабрику. А численность проломихинцев увеличилась до трехсот.
О жесткой дисциплине на фабрике и суровых наказаниях на селе до сих пор ходят истории. Например, о рабочем Семенове, которого только за то, что он попросил выдать паек чуть раньше, забили палками до смерти.
В 1848 году писчебумажный комбинат купил Огарев, который всеми силами старался улучшить положение крестьян и облегчить их труд на фабрике…
Барин, как его называли сельчане, проживал в особняке на самой окраине села. Там пишет несколько произведений, в том числе и поэму «Зимний путь»; «В дорогу я пустился в ночь. Привычки трудно превозмочь…»
ВСЕ ДО «МАКОВКИ»
В отличие от великого поэта, день которого, судя по стихам, начинался вечером, корреспонденту, чтобы успеть выполнить редакционное задание, в Проломиху пришлось приехать ранним утром.
Побывать в этом селе и не увидеть его главную природную достопримечательность – «Маковку» (двухсотметровую гору, сплошь покрытую лесами, да не простыми, а реликтовыми) – грешно. Поэтому сразу за мостом в центре редакционная «семерка» сворачивает направо. Через пару минут въезжаем в сельский микрорайон под названием «Фабрика». Еще триста метров, и «Маковка» открывается перед нами во всем великолепии. Причем,  есть одна странная особенность: издалека высоченная гора не производит должного впечатления – сливается с соседними, которые много ниже. Такой же эффект возникает – если подойти к «Маковке» совсем близко – к подножию. Так что, если хотите полюбоваться горой во всей красе, нужно встать метрах в трехстах от нее, прямо у полуразрушенного особняка Огарева.
Есть у «Маковки» и еще одна странность. На ее вершине, куда местные забираются регулярно, есть болото, которое никогда не пересыхает. Мох, там растущий, сельчане собирают для утепления домов, оттого и называется оно «Моховым».
Из-под горы бьет самый известный проломихинский родник – «Фонтан». По слухам, упрямо распространяемым самими сельчанами, пробу родниковой воды брали московские специалисты, которые, проанализировав состав, решили поставлять ее в Кремль.  Повторяю (!), это только слухи…
БУДУЩЕЕ БЕЗ БУДУЩЕГО?
Если развалины огаревского особняка под «Маковкой» сельчане (да и не только) считают главной исторической достопримечательностью Проломихи, то еще одни руины, появившиеся совсем недавно, они, по возможности,  стараются обходить стороной. Речь идет о проломихинской школе, «оптимизированной» несколько лет назад. Вместо одноэтажного здания сейчас остались только воспоминания и полуразрушенные стены цокольного этажа, где раньше располагался школьный музей с уникальной экспозицией, посвященной проломихинскому периоду жизни Николая Огарева. Сейчас большая часть экспонатов переехала в стоящий неподалеку сельский дом культуры.
- Я на месте, где раньше была школа, с момента закрытия не была ни разу, — рассказывает ее бывший директор Таисия Волгина. – Ко мне, когда здание разбирать начали, ребята прибежали. Таисия Михайловна, кричат, нашу школу ломают… Я и расплакалась…
Говорят, когда закрывается школа, будущее села повисает в воздухе – то ли есть оно, то ли нет. Однако, даже если «оптимизация» проломихинской и ударила обухом по селу, то пока этого не скажешь. Местная ребятня ежеутренне ездит «грызть гранит науки» в Чамзинку на школьном автобусе. Те, что постарше, получают образование в Инзе или Ульяновске. Некоторые, получив диплом, остаются в городе, кто-то возвращается. На вахту, а это главная беда современной деревни, из сельчан ездят всего пятеро. 
- Знаете, что самое удивительное? — продолжает рассказывать о родной Проломихе Таисия Волгина. — Мало, кто село покидает. Не скажу, конечно, что сюда валом-валят. Но те, кто здесь живет, очень прочно корнями врастают. Вот, говорят, в селе жить сложней, чем в той же Инзе. А вы посмотрите, как наша молодежь живет… Ничем не хуже чем в городе. И дома со всеми удобствами, и машины… И семьи в Проломихе самые многочисленные в районе – Москвичевы, Ерастовы… И, главное, дружные очень…
Словам Таисии Михайловны о том, что сельчане живут основательно, поверишь, стоит увидеть, как живут проломихинцы. Бардака на улицах нет. Дома, за исключением десятка бесхозных, крепкие. Палисадники чисто убранные. А некоторые даже начали осваивать, становящийся все более популярным  «придомовой ландшафтный дизайн». Пару раз заметил у домов и лебедей, из автопокрышек вырезанных, и грибочки, из старых тазов сконструированные…
ЗАБОТЫ БАБЫ ПОЛИ
За пару недель до своего 85-летия Полина Степановна Хорина, одна из старейших жительниц Проломихи, управилась почти со всеми намеченными на конец осени делами. А несколько дней назад закончила, наконец, укладывать дрова в аккуратную поленницу. Несмотря на почтенный возраст и дочку с мужем и внуками, которые живут тут же в селе, хозяйничать она предпочитает сама. В прошлом году, например, баба Поля без посторонней помощи выкопала новый погреб…
- Меня дочка ругает, что сама все делаю, — мы с Полиной Степановной сидим на крылечке ее аккуратного домика с только что сложенной поленницей. – А ведь я с детства к любой работе приучена. Любого мужика могу научить и дрова пилить, и огород копать…
Оказалось, что распиловкой дров баба Поля в молодости занималась на «профессиональной основе», когда следом за мужем  ушла из колхоза в лесокомбинат на делянки — деревья валить. Проработав пару лет, поняли супруги, что поторопились,  и вернулись обратно. Кстати, в селе мне рассказали о колхозных традициях, которые к проломихинцам применяли в «воспитательных целях» годах в тридцатых прошлого века. Честное слово, мероприятие достойно упоминания.
Перед праздником урожая на самых лучших лошадях с разукрашенной упряжью и красным флагом собранный хлеб подвозили к дому каждого колхозника-ударника. А к домам лодырей везли малюсенький узелок зерна – только на полудохлой кляче и скрипучей телеге, с рогожей на палке. Говорят, мера была эффекта небывалого.
Ну,  а после – война. Вспоминая о непосильном труде в те годы, Полина Степановна плохо скрывает волнение.
- С раннего утра до поздней ночи то в поле, то на ферме. Там всему и научилась, — природный оптимизм бабы Поли берет верх, и она меняет разговор. – Меня вот тут другое беспокоить начинает…
- Что, баба Поля?
- Морщин много становится. Каждый день новая появляется...
- Так ведь возраст у вас уже.
- Да причем тут возраст! Время-то пришло — только и живи!

ПРО МАКОВКУ, ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ И "РАННИЕ" МОРЩИНЫ

01. Та самая Маковка
02. Родник "Фонтан" у подножия Маковки
03. Усадьба Огарева
04. В Проломихе усадьбу называют "барскими развалинами"
05. Местный краевед и бывший директор сельской школы Таисия Михайловна Волгина
06. Благоустройство
07. Все что осталось от местной школы после оптимизации
08. Сельский Дом культуры
09. Памятник Воинам-победителям
10. Бабе Поле - 85 лет! Поздравляем!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.