Меню
10+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

23.06.2021 09:07 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Первые дни войны (Из солдатских воспоминаний)

22 июня 1941 года на рассвете германская армия всей своей мощью обрушилась на советскую землю. Открыли огонь тысячи артиллерийских орудий. Авиация атаковала аэродромы, военные гарнизоны, узлы связи, командные пункты Красной Армии, крупнейшие промышленные объекты Советского Союза. Началась Великая Отечественная война, продолжавшаяся 1418 дней и ночей.

Уже 80 лет прошло с начала этого трагического события, но каждый год в День памяти и скорби мы отдаем дань уважения тем, кто ценой своей жизни защищал страну в те суровые годы.

История страны — это истории отдельных людей. Именно они, пережившие те или иные события, могут нести в своей памяти истинное ощущение времени и его правды.

В муниципальном архиве на постоянном хранении находится личный фонд нашего земляка — участника той страшной войны — Юрия Николаевича Басова. В материалах этого фонда можно найти фотоальбом с фотографиями сослуживцев Юрия Николаевича, газетные вырезки, но особый интерес вызывают воспоминания, написанные им к 40-летию Великой Победы. Текст довольно большой, но, на наш взгляд, очень интересный, сократить его не поднялась рука, поэтому сегодня читателям представлена первая часть этих воспоминаний (орфография и пунктуация в тексте сохранены).

Немного об авторе воспоминаний. Юрий Николаевич Басов (1910-1995 гг.) до войны работал бухгалтером в Инзенском заготзерно. В рядах Красной Армии находился с 26 июня 1941 по 25 августа 1943-го. Военная специальность – артиллерист, командир орудия. Участвовал в боях на Северо-Западном фронте под Старой Руссой и на Украине – второй украинский фронт. Был тяжело ранен, ампутирована правая нога ниже колена. За проявленные в боях мужество и отвагу награжден медалью «За отвагу», а также медалями «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». После войны проживал в Инзе.

«День 22 июня 1941 года у нас в Инзе выдался солнечный. Было воскресенье и мы с женой и годовалым сыном отправились в лес. В лесу было очень хорошо: кругом стояли раскидистые сосны. Над головой чистое, голубое небо. Тишина. Мы разостлали под деревом одеяло, посадили на него сына, а сами стали бродить невдалеке друг от друга и сына. Где-то около четырех часов вечера мы возвратились домой. Я решил зайти в контору (заготзерно). Обычно в выходные дни в конторе никого не было, а в этот раз мы ещё издали заметили большое скопление перед конторой людей.

- Что бы это значило?

Сами себе задавали мы вопрос. И только тогда, когда мы подошли вплотную к толпе, мы узнали, что фашистская Германия вероломно напала на нас. Так началась для нас война.

Со дня начала войны вся жизнь как то перевернулась. Привычное все рушилось. Каждый день приносили в контору повестки и каждый день уходили в военкомат и уже больше не возвращались рабочие и служащие.

26-го июня получил повестку и я и тоже ушёл в военкомат, простившись с женой и годовалым сыном, ушел в то неизвестное, куда уходили каждый мобилизованный и доброволец.

Сразу после мобилизации я попал в город Сызрань в школу младших командиров военных пожарных. Школа находилась при базе Военно-Воздушных сил. Мы, курсанты этой школы, а нас там было порядочно, в первые дни войны весьма усердно лазили по лестницам-палкам, по веревочным лестницам. Изучали конструкции — сгораемые и несгораемые.

Радио передавало тревожные вести — наши войска сдавали город за городом. Фашисты двигались на Москву, подошли к Ленинграду. Бои шли под Киевом, Севастополем, Минском. В голове никак ничего не укладывалось – мы так верили в мощь нашей Красной Армии. Действительно считали, что если случится война, а мы ее ждали, но как то не так скоро, то врага наша Красная Армия будет бить на его территории. Так говорил нарком обороны Ворошилов, так говорили и пели в песнях все. И вот на тебе.

3-го июля 1941 года нас, курсантов, командование училища выстроило перед входом в училище. Над входом висел круглый черный репродуктор. Около него мы все всегда слушали последние известия. Все мы знали – сейчас будет говорить Сталин. Помню наше напряжение. Наконец из репродуктора послышалась глуховатая, очень знакомая, с сильным грузинским акцентом речь Сталина.

«Товарищи братья, сестры» — сказал он. Сталин волновался. Это было необычно. «Враг силен и коварен. Что нельзя увести (так в документе) — сжигайте, уничтожайте».

С этого дня изучение пожарного дела отошло в сторону. А фашисты все наступали. Наши командиры взводов все подали рапорты командованию с просьбой отправить их немедленно на фронт. Тогда все рвались на фронт. Мы тоже возмущались — «Что нас держат?»

Как-то утром приходит наш командир взвода лейтенант Максимов. Такой торжественный, фуражка чуть набекрень сдвинута. Волосы русые выбиваются из-под голубого околыша фуражки. Новенькая портупея хрустит. Сапоги начищены.

Он был высокий, стройный, худощавый, голубые петлицы. Лейтенантские кубики в петлицах.

- Ну, товарищи. Пришел проститься. Ухожу на фронт.

С какой завистью смотрели мы на него. Он был герой в наших глазах. Как сложилась его судьба, жив ли он сейчас – не знаю.

А фашисты все наступали. Шли тяжелые бои под Севастополем.

В полковой школе я дружил с курсантом Федоровым, в прошлом учителем. Помню, как то раз вечером мы в час отведенный нам для отдыха лежали недалеко от здания школы. Мозг все время сверлила одна мысль: «Что же будет? — говорю я, — Не может быть чтобы наш народ Гитлеру покорился».

«Не может быть – согласился Федоров. — Если сдадут Москву, отступим в Сибирь, развернется партизанское движение. Все равно победим».

В те тяжелые дни мы не потеряли веру в силу Советского народа, верили в победу, хотя до нее в те дни было очень и очень далеко. Но мы не знали об этом в те дни.

С запада на наш авиационный склад каждый день приходили эшелоны с эвакуированным имуществом. Эвакуировали разобранные деревянные детали самолетов, военное летное обмундирование. Приходили тяжелые большие ящики наглухо забитые. Чего там было – не знаю. Нас по тревоге поднимали и выводили ночью на разгрузку этих эшелонов. Тяжелая была работа. Все делали вручную.

Три месяца учились мы в этой школе. Наконец нам присвоили звание сержантов и отправили на формирование маршевых рот в лагерь Селикс под Пензу».

(Продолжение следует).

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.