Меню
10+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

21.11.2020 19:53 Суббота
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46 от 13.11.2020 г.

ДОКТОР «С ДЕТСКИМ УКЛОНОМ»

Сегодня во многих странах мира отмечается Международный день педиатра. Как пишут об этом празднике «он призван привлечь внимание к здоровью детей, помощи, которая им требуется, и тому, сколько сил тратится педиатрами для того, чтобы эту помощь оказать». С недавних пор об этом все может рассказать педиатр райбольницы Марс Дамирович Шайхутдинов, приехавший в Инзу два года назад.

Будущий детский доктор родился в поселке Мирный Чердаклинского района. Пока учился в школе, круг интересов был самым разнообразным. С удовольствием занимался в местной «художке». Рисовать нравилось на столько, что парень подумывал поступать в «архитектурный»… Все изменила трагедия, случившаяся в семье, когда Марс учился в десятом классе. Скоропостижно скончался отец. Сердечный приступ.

- Вот тогда я и решил на медицинский факультет поступать, — вспоминает доктор. – Даже не просто врачом стать, а конкретно на реаниматолога выучиться. Мама и старшие сестры, которых у меня две, мой выбор одобрили.

Начать образование Марс решил с самых первых ступеней. После одиннадцатого класса он поступил в Ульяновский медколлежд. Причем специальность выбрал «Сестринское дело».

- На курсе одни девчонки были. Ни у одного пацана, видимо, смелости не хватило, туда поступать, — смеется Марс. – Я же вообще не комплексовал по этому поводу. Наоборот, очень все нравилось…

А вот практика, которую медбрат Шайхутдинов проходил в Центральной городской клинической больнице Ульяновска, наоборот, студента не впечатлила.

- После колледжа меня звали в пятую горполиклинику, но я отказался, — продолжает он. – Во-первых, подал документы на медфак УлГУ, ну, а во-вторых, понял, что медбратом работать просто не смогу. И еще к одному выводу пришел: не смогу работать реаниматологом, как до этого хотел. Зато вот с детьми, а к тому времени у меня уже «куча» племянников и племянниц была, запросто. Поэтому и пошел сразу на педиатрию.

Учиться нравилось. Даже несмотря на большое количество предметов, большинство из которых «с детским уклоном». Кстати, о том, как непросто освоить именно эту профессию, свидетельствует, например, тот факт, что из двух десятков одногруппников, до «финала» дошла лишь треть. Остальные в процессе учебы либо «перепрофилировались», либо и вовсе с медициной «завязали».

- До сих пор их не понимаю, — доктор разводит руками. – Кафедра педиатрии за нас «горой» стояла. Во всем поддерживала и очень внимательно к нам относилась. Учили тоже очень интересно. Особенно нравились педиатрия и психология общения с детьми.

К слову, оттачивал навыки общения с будущими пациентами Марс и на каникулах. Четыре лета подряд он работал вожатым в черноморских детских лагерях.

После окончания медфака и получения красного диплома новоиспеченного специалиста пригасили на работу в одну из частных клиник. Одновременно на Шайхутдинова «вышли» представители Инзенской районной больницы.

- Вы не поверите, но я даже о том, что в области город Инза существует, не знал, — продолжает Марс. – Ни разу в вашу сторону не ездил. Я поначалу от предложения отказался, но руководство было очень настойчиво и каждый квартал на меня выходило. Как-то раз мы побеседовали, я опять отказался, но про себя решил, если к тому времени, как год в клинике отработаю, буду инзенцам все еще интересен, поеду!

Точно почувствовав, звонок из администрации районной больницы поступил за пару дней до истечения срока…

- На автовокзале меня встретили на машине. Привезли сюда. Территорию показали. После на квартиру, которую для меня приготовили, поехали, — перечисляет педиатр. – Через неделю я уже с вещами сюда приехал. Как сейчас помню, это четверг был. Быстренько обустроился и на работу. Два дня просто в курс дела входил, а с понедельника уже непосредственно к работе приступил.

Первые месяцы работы Марс Дамирович помнит «плоховато». Приходя с работы поздно вечером, валился на раскладушку и засыпал. Признается, что уставал «зверски».

- Ни с кем, кроме коллег, не общался, город толком так и не видел, — говорит он. – Знал только как дойти до остановки, на каком автобусе приехать на работу и где ближайший магазин, чтобы продукты купить. Лишь через несколько месяцев как «нормальный» человек жить начал. Даже кое-что из мебели стал покупать.

Между тем «одержимость» профессией за два года у педиатра не прошла. А умение общаться с юными пациентами оттачивается день ото дня.

- Пару месяцев назад я двухлетнюю девчушку лечил, которая панически боялась больницу и все, что с ней связано. Истерики до тошноты были, — вспоминает педиатр. – Я сорок минут с ней возился, благо они последние в очереди был, чтобы сатурацию кислорода измерить. Во все игрушки переиграл, все сказки рассказал. И пульсоксиметром дал поиграть, и фонариком, и фонендоскопом… Семь потов сошло, пока она ко мне привыкла. Вылечили мы девочку. Маму тут недавно встретил, она говорит что дочка до сих пор меня вспоминает и смеется радостно…

Намного труднее, по признанию Марса Дамировича, работать с некоторыми родителями. За время работы в поликлинике он встречал разных. От безалаберных, которые к здоровью ребенка относятся, мягко говоря, прохладно, до «начитанных», которые на прием к врачу приходят со словами: «я сама все знаю». Первых педиатр, несмотря на возраст, пытается воспитывать, а вторых – «перевоспитывать».

- Я тут недавно понял, что уже не смогу работать со взрослым контингентом, — признается Шайхутдинов. – Да, со взрослыми работать и заслужить их доверие легче. Добиться же расположения ребенка намного сложнее. Его ведь абсолютно не интересует, правильные ли процедуры ему назначены, какая у меня категория… Ему важно понять, что врач – дядя хороший, он друг, он обязательно поможет. Я стараюсь быть именно таким.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

113