Меню
10+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

25.01.2019 08:21 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4 от 25.01.2019 г.

БЕСЦЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Автор: Альбина ВЕРШИНИНА
начальник архивного отдела

В рамках культурно-просветительской акции «12 раритетных архивных документов», посвященной 100-летию Архивной службы Ульяновской области, и в преддверии Дня воинской славы России (2 февраля – День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве) публикуем воспоминания участника Великой Отечественной войны инзенца Геннадия Григорьевича Гаврилина, хранящиеся в районном архиве (фонд № 181, единица хранения № 19).

«Летом 1940 г. я закончил 10 классов средней школы № 1 г.Инзы, а 23 сентября это же года был призван в ряды Красной Армии. И вот я уже в Баку, красноармеец. В ноябре 1940 г. курсант Бакинского зенитно-артиллерийского училища. В июне 1941 г. начавшаяся война ускорила наш выпуск и в августе 1941 г. в звании лейтенанта я командую взводом зенитно-артиллерийской части в танковой бригаде. В составе этой бригады в ноябре 1941 г. мы выезжали на фронт. Новый 1942 г. мы встречали в составе морского десанта в Крыму. Высаживались мы из Новороссийска. Когда пароходы, загруженные боевой техникой, подошли к причалам Камыш-Буруна (порт возле г. Керчи), мы впервые попали под сильный удар гитлеровской авиации. Очень трудно было выгружать танки, орудия, так как гитлеровцы разрушили все приспособления для разгрузки пароходов. Когда к причалу подошел наш пароход «Красный …(запись не разборчива)» появилась новая группа бомбардировщиков и начала бомбить причал. Мы открыли огонь из счетверенных зенитных пулеметов. Но некоторым бомбардировщикам удалось прорваться к цели и одна из бомб попала в носовую часть нашего парохода. На палубе стояли бензоцисцерны, которые сразу вспыхнули. Пожар охватил пароход. У нас убиты 2 человека и 2 человека ранены. Огонь охватил корабль. Положение осложнялось тем, что ветер бросал искры на бывший на причале склад боеприпасов и стоявшие близко к кораблю 8 вагонов, груженных порохом. Они уже сильно нагрелись. Народа для тушения не хватало. Мы бились за спасение парохода, на котором уже рвались патроны и гранаты. Ко мне подбежал комендант порта, капитан-лейтенант и просил помочь откатить вагоны с порохом, т.к. их взрыв угрожал большой бедой. С группой своих бойцов я подбежал к вагонам, к нам присоединилась группа моряков. Все это происходило под непрерывной бомбежкой. В обыкновенных условиях навряд ли мы бы смогли столкнуть с места вагоны, но здесь силы как бы утраивались и мы справились с этой задачей. Вот медленно-медленно вагоны тронулись с места и вскоре были уже в безопасности. А мы снова двинулись на огонь на пароходе. И пароход удалось спасти. К утру огонь был сбит, а пароход после ремонта еще продолжал службу. Приехал командир соединения полковник Слиенко и приказал быстро выезжать на передовые позиции, и мы стали участниками битвы за Крым. Наши танки участвовали во многих боях. Особенно сильные бои были в конце февраля — марте месяце. Вместе с морской пехотой мы дрались перед ст. Владиславской, но она была очень сильно укреплена, взять ее не смогли. Правда, до этой станции от Керчи примерно 150 км., гитлеровцы вынуждены были отступать. Бои с переменным успехом продолжались до мая месяца. Бригада почти не выходила из боев. В марте месяце наша бригада буквально наголову разбила 22 танковую немецкую дивизию, которая только что прибыла из Франции. В двух атаках эта дивизия потеряла большую часть танков, а 8 танков застрявших в речушке гитлеровцы бросили совсем исправными. В этих боях у нас особенно отличились майор Кузьмичев, лейтенанты Обиркин Мих. Ник., Киселев, Орлов и другие. Лейтенант Киселев ворвавшись на вражескую зенитную батарею подавил гусеницами расчеты и 3 орудия, а одно орудие подцепил и притащил в наше расположение. Танк майора Кузьмичева загорелся от попадания снаряда, он пересел в другой, а затем в третий, но поле боя не покидал. В мае месяце седьмого гитлеровцам удалось прорвать наши позиции на левом фланге (мы были на правом, на берегу Азовского моря) и используя свои преимущества, особенно в авиации, начали наступление. Бригада была брошена на противника с задачей не дать возможность выйти частям из возможного окружения, т.к. по левому флангу противник продвинулся далеко вглубь. Бригада справилась с задачей, но очень дорогой ценой. Почти вся техника погибла, оставшиеся в живых по приказу стали отходить. Этот бой был в районе деревни Онос-Абе. Когда мы оставляли Керчь в последние дни у нас в бригаде было всего два танка, но и гитлеровцы потеряли очень много и техники и людей. Немцы нажимали, а отходить было тяжело. От «большой замли» нас отделял Керченский пролив, шириной от 4 до 18 км. Тяжелые это были дни. Оставляем свою землю, находимся под непрерывным ударом авиации и ничего не можем сделать. Большую работу по переправе войск провели моряки Черноморского флота, Азовской флотилии. Большая часть защитников Керчи ушли на их кораблях на «большую землю». Нс высадили на реке «Чушка» Это глубоко вдающаяся полоса песчаной земли длиной в 12 км и шириной от 50 до 100 метров. Ни одного укрытии, ни одного деревца, с обеих сторон море. Сплошная вереница людей, кто с оружием, кто без него, кто в шинелях, кто без обуви (переправляться приходилось разными путями, некоторые на плотах, в обычных бочках и даже вплавь) двигались мы к желанной зеленой полосе, видневшейся вдали, основной Кубанской земли. А над головами «висят» немецкие самолеты, бомбя и расстреливая нас совершенно безнаказанно. С воем проносятся снаряди, их мины, взрывая песок и полнимая фонтаны воды. И никто не падает, продолжают идти упорно вперед: укрываться негде. Самое тяжелое, что может быть на фронте – это отступление. Идем понурив голову, а вслед глядят тоскующие глаза, полные печали слез людей, оставшихся на своих местах жительства. С болью и тревогой они спрашивают: «может быть сюда-то не пустите?» А мы не можем прямо взглянуть. Эту боль горячо мне пришлось, как говорят, испить до дна.

Лето 1942 г. было тяжелым для нашей страны: враг, используя свое преимущество, отсутствие 2-го фронта, стремился полностью рассчитаться с нами за зимнее поражение под Москвой, за Крым и т.д. И мы отходили с боями. Прорвав фронт под Изюм-Барвенковым, враг врывается на просторы Северного Кавказа. Нас, я уже в составе зенитно-артиллерийского дивизиона, из станции Усть-Лабинская (в 60 км. от Краснодара) бросают в бой и в основном, используют для борьбы с танками и пехотой. А простор для танков здесь большой: нет препятствий, кругом равнины. С боями отходим. Оставляем разбитую, полную горящих эшелонов ст. Кронаткино, ночью уходим из Армавира и ор. Города. Особенно запечатлелся в моей памяти отход из станции Невиномысской. Только что мы вошли в город. Меня вызываю в штаб, который расположился в школе возле вокзала, явился чтобы получить задачу.. Партия за партиями идут вражеские самолеты. В городе воинской части еще почти … (запись не разборчива), бои идут довольно далеко. Но через город сплошной вереницей движутся беженцы, кто пешком, кто на лошадях. Эта цепь была заманчива для гитлеровцев: ведь тут безопасно действовать. И они на самой малой высоте бомбили и расстреливали женщин, стариков и детей. Вот на руках у матери, лежавшей недалеко от нас, осколком убита маленькая девочка и мать с горя здесь же сходит с ума. Она вскочила и прижимая девочку начала приплясывать и дико смеяться. А кругом свистят осколки, цокают о мостовую пули. За ней плача и уговаривая бежит вторая дочь, лет 10-12. Вмешивается наш врач, капитан Дласомидзе, но … (запись не разборчива) его помощь уже не нужна, а матери помочь не в состоянии. (Что выделено курсором прошу не сокращать.) После ряда боев к … (запись не разборчива) мы подходим с одним уцелевшим орудием. В Баку мы получили новые артиллерийские пушки, были переформированы в полк и отправлены вновь в бой. Уже в начале сентября мы обороняли г.Туапсе, а затем перебрасываемся под Новороссийск.

Положение на фронте уже изменилось: мы не отступаем, вгрызлись в землю и стоим. Нашу одну батарею посылают на Лазаревский перевал, преодолеть который не так легко для артиллерии. Дорога, а вернее не дорога, а тропа через главный Кавказский хребет проходит на высоте 3 тыс. метров. Орудия тянем двумя тракторами и всеми людьми батареи. И вот мы в составе Гайдуковской группы, которая прикрывает перевалы, прикрывает дорогу к морю, выход на Сочи. Здесь, из новых орудий мы открываем новый счет стервятникам: сбит первый Ю-87. Это расчет лейтенанта Кравцова. А затем счет сбитых самолетов начал расти, и к сентябрю 1943 г. достиг по полку 94 машины. Здесь положение выравнивается, враг полностью перешел к обороне, а нас вновь под Новороссийск, где враг готовит новый удар. 12 апреля 1943 г. сильный арлиллерийский налет на наши позиции. Снаряды рвутся в основном в районе 1 взвода, которым командует лейтенант Черноглазкин Александр, мой большой друг. Я заменил командира батареи, который был недавно ранен в ногу пулей, когда мы вели огонь прямой наводкой. Слышу крики из первого взвода. Бегу и вижу лежащего на спине Сашу Черноглазкина, а возле него солдаты. Под огнем стаскиваем его высоты в долину и быстро в санчасть. Но поздно. 17 апреля с самого утра до позднего вечера начало гудеть небо. Десятками и сотнями идут немецкие бомбардировщики и бомбят, бомбят. В районе нашей лощины было зафиксировано около 2800 самолетов. Но картина уже другая, здесь они не безнаказанно действуют. То там, то здесь, то в землю, то в море врезаются самолеты немцев. Это наша авиация работает, уже не уступая ни по качеству, ни по количеству немецкой авиации. В воздухе начинают господствовать наши летчики. Это вливает силы в нас, зенитчиков. Огонь ведем до темноты. К стволам невозможно дотронуться, горит на них краска. Даем остыть и вновь огонь. За день сбили 7 самолетов. Нас поздравляет командир полка. Следующие дни так же напряжены. На 3-й день группа Ю-87 нахально пикирует в районах батарею, буквально на головы (огонь близко). Результат – 2 самолета (вернее осколки) возле наших позиций, о 3-х сбитых звонят с 4-й батареи. За 2 налета эта эскадрилья почти вся уничтожена. Оказалось из документов летчиков, что они только прибыли из Северной Африки. Здесь другие порядки, не запугаешь. Врагу не удалось продвинуться ни на шаг. Особенно тяжело было нашим товарищам на «малой земле». Это морской десант, высаженный в феврале 1943 г. на мыс Хако(на юго-западной окраине Новороссийска) вся площадь занималась десантом, просмотрена буквально простым глазом, простреливается. Днем головы не поднять. Вся площадь десанта 3 км. по глубине и 7 км. по ширине. Тяжело там. В эти дни я легко ранен осколком в грудь и поцарапало мне лицо. Взрывная волна протащила немногого меня по камням. Из строя выведено 3 орудия. (правда 2 возвращены из ремонта, а 1 дали новое). За эти бои награждена группа наших бойцов, в том числе и я, орденом Красной Звезды. После вручения орденов и медалей отзывали в Геленджик, откуда, получив несколько дней отдыха, отправляемся на пополнение десанта на «Малую землю». Высадка проходила тяжело под непрерывным обстрелом артиллерии. У берега светло как днем, т.к. непрерывно «висят» осветительные бомбы. На «Малой земле» мя стоим в обороне до сентября месяца. Днем не поднять головы, вся жизнь начинается ночью, ходят только по ходам сообщения. Авиация не дает отдыха, работы хватает. И артиллерия им помогает: как только в небе загудят самолеты, так начинается артобстрел наших позиций, чтобы помешать нам вести прицельную стрельбу. Но немецкие артиллеристы ведут огонь плохо, за все время только одно прямое попадание в орудие (ии никого не ранило: все были в укрытии), а снарядов выпущено много. Вся земля в воронках, кажется нет живого места, н6о мы живем. Потери все же большие: несколько человек убито (матрос Подконаев, с-т Москоленко и др.) много раненых. Сиджеть надоело. Но вот в ночь на 10 сентября началось наше наступление: прорываем «голубую линию», как называлась укрепленная линия, построенная немцами из Новороссийского цемента. Бои очень упорные и тяжелые. Кроме нашего десанта в центр города выброшен еще один десант, морская пехота, там ребята, с которыми мы успели сдружиться. Тяжело им. Наконец, 17 сентября Новороссийск освобожден. Радости нет предела. Мы наступаем. И тут неудача постигла меня. В разгар наступления несколько танков врага пытались нас остановить. Батарея брошена против них. Движется 7 машин. При отражении их атаки я ранен и в руках осколком разбита бутылка с горючей жидкостью. Меня охватило пламя. Боль и ничего больше не помню. Узнал после: сорвал одежду и вытащил меня в укрытие солдат Письмак. Сильно обгорела нога правая: ожоги 2-3 степени. Долго стаскивали сапоги, обидно в самый разгар наступления, когда опять … (запись не разборчива) на старые места, на Керчь, приходилось уходить в госпиталь. Летом в Краснодаре, затем в Сочи, отправлен в запас, т.к. признан ограниченно годным. В конце 1944 г. вновь в кадрах армии, в Москве, в главном Артиллерийском управлении получаю назначение. Вновь в артполку и с тем двигаюсь по Польше, затем по Германии. Форсируем Одер, бои под Брестом и вот 9 мая 1945 г. конец войны с Германией. После прохожу службу за границей в Германии, Чехословакии, Австрии. Был в Венгрии, Румынии. На фронте в 1943 г. вступил кандидатом в члены КПСС, затем в члены КПСС. В запас сов. армии ушел в звании капитан».

(Орфография и пунктуация автора сохранены).

Вот такой интереснейший документ находится на хранении в муниципальном архиве. Сотрудники архива очень надеются на то, что опубликованные воспоминания Гаврилина прочтут его родственники или знакомые и поделятся с нами его фотографиями либо другими интересными материалами. Муниципальный архив с благодарностью принял бы их на постоянное хранение, ведь опыт предыдущих поколений всегда обогащает историческую действительность, и мы, и следующие за нами поколения будем гордиться своими предками, следовать их примеру. А еще делать все от нас зависящее, чтобы не допустить повторения этой страшной трагедии, именуемой «война».

Наш рабочий телефон 8(84-241) 2-53-30.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

36