Меню
10+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

02.03.2015 09:51 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 26.02.2015 г.

САПЕР ВОЛОДИН ВСПОМИНАЕТ

Автор: Дмитрий ЛУКЬЯНОВ
заведующий отделом общественно-политической жизни

В этом году Дмитрию Спиридоновичу исполнится 90 лет.

Как и большинство ветеранов Великой Отечественной, тияпинец Володин рассказывать о войне не любит. Корреспонденту «районки» пришлось приложить немало усилий, чтобы разговорить Дмитрия Спиридоновича.

Нынешний год для ветерана Володина – юбилейный. В ноябре ему исполнится 90 лет. «Все мои сверстники уже давно на тот свет отправились, а я все жду чего-то», — мрачновато шутит хозяин, устраиваясь за большим обеденным столом в горнице. Я сажусь напротив…
Родился Дмитрий Спиридонович в 1925 году здесь же – в Тияпино. В семье, по словам собеседника, «деревенских трудяг» — отец летом работал на местной пасеке, а зимой — разнорабочим, мама – была полеводом. Кроме Дмитрия, в семье Володиных росли еще двое. Его сестра и брат.
Едва Дмитрию исполнилось четырнадцать, он устроился на работу в поселок Репный, где вместе с несколькими сверстниками и мужиками постарше валили и возили лес на древзавод. До начала войны оставалось два года…
На фронт отца Дмитрия забрали в 42-м. Все заботы по дому старший сын взвалил на себя, однако долго хозяйничать Володину не пришлось. Несмотря на то, что до восемнадцатилетия ему оставалось целых десять месяцев, повестка пришла в январе 43-го.
- В тот призыв всех моих одногодок собирали – больше некого было, — вспоминает Дмитрий Спиридонович. – Помню, мы из села на призывной пункт уходили, бабы нашим сопровождающим вслед кричали: «Зачем село совсем без мужиков оставили!»
Ночевка на «призывном». На следующее утро Володина отправляют в Мелекесс, где располагался 55-й стрелковый полк. За месяц Дмитрия обучили саперному делу и отправили под Воронеж. Там, на станции Солнцево, едва покинув эшелон, батальон Володина бросили в бой.
- Немцы быстро отступили, мы даже не ожидали, — Дмитрий Спиридонович не скрывает волнения. – Только потом стало понятно, что на этом участке против нас они развернули «диверсионную войну». Например, в деревеньке, где нас расквартировали, потравили все пять колодцев. Часовых каждую ночь «снимали» по двое-трое… В ответ мы каждый день прочесывали ближайшие леса…
«Диверсионная» война оказалась не менее кровопролитной, чем обычная. Через пару месяцев боев от батальона, где служил Володин, осталось… 18 человек. За пополнением батальон направили на подмосковную Истру, в местечко, где находится монастырь Новый Иерусалим.
- Едва успели лагерь разбить, да с ребятами из пополнения познакомиться, как комбату нашему приказ приходит грузиться в эшелон и двигаться в направлении Великих Лук, — видя, как я направляю на него объектив фотокамеры, Дмитрий Спиридонович на секунду замолкает и приосанивается. – А Луки в то время были наполовину нашими войсками заняты, на другой половине – фашисты хозяйничали. Вот нашему батальону, в составе других, и было приказано отбросить врага и освободить населенный пункт…
С задачей командования военные соединения справились. Батальон Володина, в очередной раз понесший многочисленные потери, оставили в деревушке Жиганово. Там бойцы оставались до 1944 года.
- Оказалось, что «отдыхали» мы не просто так, — продолжает Дмитрий Спиридонович, — а ждали, когда подтянутся остальные войска, чтобы провести наступательную операцию «Багратион». Наконец, 23 июня мы получили приказ: «В атаку!»
В результате наступления фашистская армия была отброшена, а линия фронта переместилась на 380 километров до самой Восточной Пруссии. Здесь войска уперлись в Восточную Двину.
- Ну, а поскольку мы саперным батальоном были, то приказали нам понтонный мост через реку наводить, — у Дмитрия Спиридоновича начинает чуть слышно дрожать голос.
Шестнадцатитонную переправу саперы монтировали в ледяной воде (на улице – январь) под постоянными атаками «Мессершмиттов». Во время очередного налета Дмитрия Володина ранило, от боли он потерял сознание.
- Очнулся я уже в госпитале, — ветеран настойчиво прячет от меня глаза, скрывая навернувшиеся слезы. – Доктор ко мне подходит и говорит: «Извини, парень, я ничего сделать не смог». Я думаю, о чем это он, а потом раз и понял – ноги-то у меня нет. Какой же я теперь боец?
«Ты, Володин, больше не боец!» — констатировала медицинская комиссия через месяц госпиталя и, комиссовав Володина, отправила его долечиваться в город Ирбит Свердловской области. В одном из госпиталей тылового городка Дмитрию изготовили и вживили в кость ноги протез. День Победы сапер Володин встретил на больничной койке. Два месяца Дмитрий Спиридонович сначала на костылях, а после без них заново учился ходить. В августе 45-го боец Володин, награжденный орденом Красной Звезды и двумя медалями «За отвагу», вернулся в родное Тияпино.
Кстати, Дмитрий Спиридонович не лукавит, из тияпинцев 1925 года рождения в настоящее время в живых остался только он.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.