Меню
10+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

09.02.2015 08:54 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

КАК ЭТО БЫЛО

Газета "Вперед" запускает цикл статей, состоящих из воспоминаний фронтовиков.

Федор Тарасович СУРКОВ

Родился в 1918 году в деревне Никулино. После переехал в Инзу, работал на диатомовом комбинате, в МСУ. Он защищал Минск, Брест, Тулу, Воронеж, Москву, освобождал Польшу. Награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и многими другими.

В армию его призвали в 1938 году: «Служил на Дальнем Востоке. А в 1939-м – на Халхин-Голе. Отбивали японцев…

Потом нас расформировали, и мы вернулись в город Чита.72 дивизия – Сибирская – направилась на запад. Самолеты разобрали и погрузили на платформы. Генералом дивизии был Белобородко. Прибыли мы в г. Балашов Пензенской области, там и собрали самолеты. Это был июль 1941-го. Нам дали задание разбить врага. При выполнении осталось лишь два самолета. Потом нас перебросили в Каширу на аэродром Ступино, куда прислали бомбардировщики, истребители Як-5… Я был техник по самолетам, чинил их после боя. Но приходилось и летать: летчиков не хватало. Первый свой полет я совершил под Москвой. Позицию заняли на станции Кашира – к югу от Москвы у деревни Пятница. Немцы не хотели сдавать своих позиций и решили напасть на нашу территорию. Но летчикам удалось сбить вражеский самолет и взять в плен пилота… Немцам не удалось окружить Москву, и они стали отступать… 445 истребительный полк пошел на город Клин. Наши самолеты были маленькими, их называли «ястребок», а самолеты врага оказались сильными – это были мессершмитты. Но, несмотря на это, наших сбили два, а немецких – шесть…

Когда освобождали Великие Луки, меня ранило. Отправили в город Елец, подлечили, и – снова в часть. Стали мы уходить от Москвы в Могилев. На аэродроме меня снова ранило и контузило. Было это в феврале 44-го. После госпиталя я вернулся на аэродром и до 45-го служил там, остался в строю, хотя летать теперь уже не мог… Мы дошли до Польши, где меня вновь ранили. До Берлина я не дошел. Вернулся домой. А меня не пускают: жене уже прислали на меня похоронку…».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

617