Меню
10+

«Вперёд». Инзенская районная газета Ульяновской области

24.07.2013 11:47 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 29 от 19.07.2013 г.

МЛАДШАЯ ИЗ НИКОЛЬСКИХ

Автор: Ольга Смирнова
главный редактор
Не перестаешь удивляться, какого же «крутого замеса» встречаются судьбы у наших соотечественников, да что там у соотечественников – земляков!.. Живет в Новосурске обычная женщина. И все то в ее жизни, как у всех. Ранее, как и все, спешила по утрам на работу… Теперь же — с выходом на пенсию — как и прочие, занимается хозяйством, внуками и правнуками. Скромная, непритязательная, даже застенчивая. Впрочем, не особо любящая о себе рассказывать... Хотя уже кое-что о нашей героине способен сообщить год ее рождения: 1925-й. Стало быть, труженица тыла, а то и фронтовичка…

Оказалось, действительно, фронтовичка. В мае 41-го отметила Зоя Никольская свое 16-летие. А уже в августе была мобилизована на трудовой фронт: сначала — на прокладку дороги в Кандарати, а осенью – на рытье окопов в Тагае. О каких условия проживания для «трудмобилизованных» могла идти речь в то военное время? Хорошо, что снаряды над головою не рвались, да бомбы не выли! Потерпят, выживут… Трудности – не в счет! Хотя та же лопата, которой приходилось орудовать Зое, весила примерно столько же, сколько и сама работница; норма же – разве что, мужику заматерелому под силу. Не выдерживали, сбегали. Вот и она, Зоя, тоже сбежала – обессилившая, в конец измотанная. Но приехали из райцентра, нашли и, слава тебе Богу, не посадили за решетку (как предписывали законы военного времени), а отправили учиться на шофера в Карсун.
Курсы водительские длились всего три месяца. После них получила Зоя направление в Инзу, на диатомовый комбинат. Управлялась с доверенным ей ЗиСом не хуже любого мужика. А кабина-то у грузовика была фанерной. И груз – тяжелый, габаритный. Опытные водители знают, какое напряжение испытывает в этой ситуации сидящий за баранкой водитель. Но на сей раз девчонка не сломилась! Напротив, как одну из самых опытных  отправили Зою в 43-м в Москву!
И чего только ей не пришлось перевозить за это время. Пункты назначения были примерно одними и теми же: фронтовая полоса – железнодорожные вокзалы, речпорты, полевые аэродромы. Хорошо еще, когда грузом были медикаменты, боеприпасы или лес. Тяжелее стократ, когда раненые. И не только потому, что у мест  эвакуации стоял смрад — тяжелейший трупный запах. Но вид самого человеческого страдания: кровавого месива из бинтов и того, что еще совсем недавно было человеческими телами, бредящего, стонущего, взывающего о помощи – приводил сердце в трепет и негодование.
Не раз  случалось попадать под бомбежки и артобстрелы. Не лучше  были снежные бураны по зиме, когда занесенные доверху машины, вставшие на дороге, откапывали лопатами, а то и ночевали в них тут же — на морозе, постоянно прогревая двигатели.
Хрупкая девушка-водитель была и ростом невеличка: для того, чтоб уверенно держать баранку в руках, Зое приходилось ставить друг на друга два сидения. Часть, в которой она служила, была расквартирована в лесу. Автопарк — через дорогу. Личный состав – 60 мужиков и 2 девчонки. Их, конечно, оберегали, но скидок на пол не делали. Вверенный в женские руки «Студебекер» должен был быть всегда готовым к выезду.
А потом была Победа. И возвращение  в Инзу – на диатомовый комбинат. Все было прежним и абсолютно новым. Решила и Зоя поменять свою жизнь в корне: пошла на курсы медсестер. Но встретился тот самый – единственный, суженый… Не до медицины стало, вернулась в Новосурск. Тут, в селе, и вся оставшаяся жизнь прошла: на виду у людей и с их одобрения… Родили Добычины сына, выучили, в люди вывели.
Только вот все пережитое не изменило характера Зои Степановны: все такая же неприметная молчунья. Скорее всего, причиной тому – детство, когда старшие запрещали детям рассказывать о своем происхождении и о семье. Вообще, старались избегать этой темы. Считали, так легче им будет в жизни, что молчание поможет им избежать многих неприятностей… 
А все дело в том, что Зоя – последний (десятый) ребенок  в семье священника Степана Васильевича Никольского. Подававший большие надежды ученый-астроном в свое время неожиданно пришел к Богу. А вместе с ним – его жена (учитель иностранных языков) и дети. Но судьба все-таки благоволила Никольским. Пережили голод и пожары.  Уцелели во времена гонений на служителей культа. Пощадила и война: воевавшие вернулись с фронтов живыми, а попавшие в немецкое рабство – из плена. Друг друга из вида старались не терять, помогали, поддерживали, как моги. Вот и ей, младшей из Никольских, в мае уже перевалило за 88. Но по-прежнему — в полном здравии и на ногах, готова разделить с кем-то чужую боль и протянуть руку помощи. Все также любима своими детьми и внуками. Это в роду Никольских наследственное.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

43